Kino. Заметки об одеждах и городах



kinopoisk.ru-Aufzeichnungen-zu-Kleidern-und-St_26_23228_3Bdten-2682843.jpg

Одеться не в одежду, а в действительность от Йоджи Ямамото

Этот медленный, медленный фильм ассиметричен большинству снятых на пленку повестей о дизайнерах. Это не показ лестницы к успеху. Здесь нет чисел. Здесь конвертация мирового признания становится понятна только потому, что съемку вел Вим Вендерс, который через несколько лет после нее стал президентом Европейской киноакадемии

Collapse )

Biblio teka. Йосси Гинсберг /Джунгли. В природе есть только один закон - выживание/

Почему твои проблемы мерещатся тебе ягуарами в темноте?

'На следующий день погода была ужасной, мы знали, что улететь не сможем, но я совершенно не расстроился. Это был самый счастливый день в моей жизни. Мне казалось, что я в раю, меня радовало буквально все: город, люди, атмосфера и даже плохая погода, - я был счастлив просто от того, что я жив'

Много ли среди нас тех, кто 'счастлив просто от того, что жив'? Когда после коллапса, после опасности мы находим укрытие, мы и правда благодарим высшие, говорим 'спасибо, я больше никогда не…'. Однако чувство скоро уходит и уже: 'я больше никогда…', 'я больше…', 'я', 'Я'. Центризм на эго снова уходит вверх, и хорошо, когда кто-то хотя бы не требует: 'жизнь, ты мне должна'.

Йосси Гинсберг - один из тех, кто сказал жизни самое большое Спасибо. Его книга 'Джунгли' - пожелание другим сделать то же самое.

Collapse )

MoDa. Стефан Роллан. Мода как архитектура

Работа с тканью - это своего рода архитектура, ведь точно так же, как здание держится на фундаменте и маскирует его фасадом, платье может быть выстроено на сложной конструкции, где все подчинено главному - внешнему виду. Возможно, именно благодаря подобным параллелям, архитектура - тот вид искусства, к которому обращаются многие дизайнеры мира. Один из них - французский кутюрье Стефан Роллан (Stephan Rolland)

Collapse )

Biblio teka. Набоков /Приглашение на казнь/ Камю /Посторонний/

Стань таким, как мы

Все больше убеждаюсь, что случайностей и случайных совпадений не бывает, а еще – что книги зовут своего читателя.

До обеих историй добирался несколько лет. Не люблю заведомо знать сюжет, часто ориентируюсь по наитию и своим знаниям, какие темы затрагивал писатель, в каком стиле работал, и потому не предполагал, что эти книги окажутся настолько рядом. Чем дальше, тем острее ощущаю абсурд происходящего и с ужасом сталкиваюсь с тем, в какую пустоту люди превращают мир и свои жизни. Возможно, именно поэтому обе книги одна за другой позвали меня именно сейчас.
Collapse )

Biblio teka. Борис Пастернак /Доктор Живаго/

Где найти смысл, когда всё вокруг против?

«Единственно живое и яркое в вас, это то, что вы жили в одно время со мной и меня знали»
/Доктор Живаго/ - это роман-путешествие из царской России в страну мародеров, разрушенную до самого своего основания, роман-путешествие по душевным глубинам человека, который всю свою жизнь терял, и который откуда-то неистово черпал силы для того, чтобы идти. Судьба страны – на фоне судьбы человека, судьба человека – на фоне судьбы страны. Обе отчаянно боролись за то, чтобы не сгинуть, но одна все-таки обогнала и пережила другую.
Collapse )

Biblio teka. Антуан де Сент-Экзюпери /Планета людей/


За хрупкостью слов – твердость мысли

«Быть человеком – это и значит чувствовать, что ты за все в ответе»
Мастерство писателя измеряется для меня не в искусстве владения словом, а в тех мыслях, что он доносит до читателя. Хочется ли, прочитав книгу, поговорить с ее создателем? Хочется ли заглянуть дальше, глубже, понять лучше и узнать больше? Будет ли искренно сказать: человек, написавший это, необыкновенен, хотел бы я быть с ним знаком, хотя бы однажды поговорить?

/Планета людей/ - это сборник не только рассказов, но размышлений Экзюпери, что сопровождали его на протяжении долгих лет – с тех пор, как он поступил на работу в авиакомпанию «Латекоэр» в качестве пилота почтового самолета, и выводов, к которым он пришел за долгие и трудные годы.
Collapse )

MoDa. Марина Йи. От богемы до блошиного рынка


Марина Йи (Marina Yee) - бельгийский дизайнер - участница так называемой /Антверпенской шестерки/. Ее звезда, ярко вспыхнувшая в конце 1980х, совсем скоро ушла на закат. С тех пор минуло уже более 25 лет. Чем сегодня занимается Марина и продолжает ли творить?
Collapse )

Biblio teka. Патрик Модиано /Кафе утраченной молодости/


Вечное возвращение на Перекресток

Ключ к пониманию этого небольшого, по-французски ароматного романа Модиано – в идее о Вечном возвращении, высказанной Ницше и ставшей одной из основополагающих всей его философии. Вот что говорит о ней одна из многочисленных статей:
Collapse )

MoDa. Вальтер ван Бейрендонк. Эстетический терроризм

FW14M_WVB_495
Вальтер ван Бейрендонк - один из шести бельгийцев, прославивших свою страну и родной Антверпен как одну из столиц мировой моды.

Будущий дизайнер родился в 1957 году, в начале 80-х закончил бельгийскую Академию изящных искусств, а в конце десятилетия вместе с соратниками отправился в Лондон, где и получил свою порцию славы, не утихающую до сих пор. Возможно, именно Вальтер - самый неоднозначный и эпатажный персонаж из всей шестерки.

Отделить фантастичное от настоящего при всей кажущейся очевидности выбора бывает совсем не просто. Часто одежду от Бейрендонка называют буйным космосом, кислотной фантазией, потому вряд ли в разгаре дня вы встретите на улице кого-то, одетого по моде Бейрендонка. Время этой одежды - ночь, место - тематическая вечеринка. Помните "клубных деток", попасть на тусовку с которыми мечтала вся Америка на границе 80х и 90х годов? Их вполне мог бы одевать бельгийский дизайнер. И если слава club kids давно прошла, то Бейрендонк по сей день живет в том самом кислотном мире, сдобренном изрядной долей юмора.
Collapse )